Crowd IT

index

Образование, наука

Идейные истоки Новой археологии

"Новые археологи" всегда старательно подчеркивали свою чужеродность археологическому истэблишменту. Всё же некоторые археологические линии своей научной родословной признавал и Бинфорд.

Он считал своими идейными учителями культуролога Лесли Уайта (связанного с археологической традицией от Гордона Чайлда), археологов У. Тэйлора и Сполдинга. Однако подчеркивал свое критическое отношение к этим археологам, но не к Уайту. а другим крупным археологам Брейдву-ду, Борду и своему первому научному руководителю Гриффину отводил лишь роль противников-стимуляторов, "подсовывавших" темы, но не идеи. Во всяком случае, в родословную допускались личности, но не направления археологии.

Действительная картина не столь контрастна: НА связана родственными узами с археологическим истэблишментом США. Археологический "истэблишмент" США 1960-х гт. складывался из двух поколений с весьма различающимися теоретическими взглядами и методическими установками. Старшее поколение сформировалось в 30-е годы и к 60-м годам (теперь это были пятидесяти семидесятилетние маститые ученые) сохранило организационную активность и многие принципы своей старой программы.

Это поколение в свое время застало американскую археологию на позициях запоздалого эволюционизма, завершившегося "стратиграфической революцией" 1920-х гг. и "гипотезой об архаическом периоде" ("Archaic hypothesis") X. Дж. Спиндена. Оно повернуло науку от прослеживания процесса культурного развития к анализу чисто хронологических, а еще больше - пространственных и родственных соотношений. В известной мере это соответствовало (но тоже с запозданием) европейскому повороту от эволюционизма к анти эволюционизму, миграшюнизму, диффузионизму и осуществилось не без европейских влияний.

В американском исполнении этот поворот, однако, привел к раздвоению. Один вариант был близким соответствием европейского диффузионизма ("историческая школа" Боаса) и исчерпал себя к началу 30-х годов, другой, расцветший именно в 30-е годы, получил специфический оттенок своеобразного абстрактного изоляционизма. Не движения и контакты древнего населения, а лишь его группировка, отношения сходства и различия в культуре разных групп увлекли исследователей.

Было создано несколько региональных таксономических схем: "система генеалогического древа" ("family tree system") У. и X. С. Глэдвинов (1934) для Юго-Запада США; "Среднезападный таксономический метод" ("Mid-West Тахо-nomic method") У. С. Мак-Керна (1934) для бассейна Средн. Миссисипи; система Р. Хейзера (1958) для Калифорнии; двумерные системы (хронологически-территориальные: И. Рауза (1939) для Вест-Индии, Г. Уилли и Ф. Филлипса (1941. 1958) для Восточных штатов).

В каждой из этих региональных схем - свой набор классификационных единиц, свои критерии разбивки, своя иерархия. У Глэдвинов основная единица "фейз" ("фаза" - культурная группа), родственные "фейзы" группируются в "ветви" (branches), те - в "стволы" (stems), а последние - в "корни" (roots). У Филипса и Уилли вдобавок район, занятый простой общиной, называется "округа" (locality), а более крупные единицы - "регион" (region) и "область" (area).
Читать статью

Операционная система новой археологии

Изложенными теоретическими представлениями предопределяется операционная часть парадигмы НА ее стратегия, процедура и методика исследований. Некоторые методические принципы уже затронуты выше. Прежде всего, установка на "релевантность" археологии, на предсказательные выводы, на поиски инвариантных конфигураций и устранение случайностей придает активности НА уклон в сторону генерализации, дух социологизаторского схематизма.

В своих исследованиях "новые археологи" по мере возможности (и даже сверх оной) старательно абстрагируются от конкретного облика материала, от форм и вещества. По их собственным декларациям, для них важны не "субстанция" и формы археологического материала, а система отношений в нем, структурная схема культурного объекта.

"Субстанция" и ее формы отражают конкретную историю и подвержены действию случайностей, структурная схема же отражает функциональные отношения и в большей мере инварианта. Из положения о многообразной взаимозависимости и четкой детерминации всех элементов культуры вытекает всеобъемлющий гносеологический ультра-оптимизм, столь решительно противостоящий скептической осторожности или почти агностицизму последних традиционных школ и столь необходимый для "релевантной археологии".

Если равные уровни культуры связаны сложной и разветвленной сетью зависимостей, то по многим сохранившимся компонентам можно судить обо всех остальных, по вещественным частям культуры можно реконструировать нематериальные части - технические процессы, социальные структуры (экономические, политические, семейно-бытовые и т.п.) и даже не входящие в культуру идеологические образования.

Сначала Бинфорд предлагал различать в материальной культуре обособленные отпечатки этих разных сфер - "технофакты". "сошюфакты", "идеофакты", но потом устранил эту непоследовательность: при полной взаимосвязи в каждом элементе могут отыскаться концы нитей, ведущих из любой сферы. НА стремится реконструировать культурный процесс, рассматривая его прежде всего как изменения конфигураций и проявление инварианта во всех сферах социокультурной жизни.

Из совмещения этих двух установок - на генерализацию и на полную реконструкцию - вытекают два следствия: стратегически-процедурное и эвристическое. Совместив обе установки - установку на генерализацию и уверенность в возможности полной реконструкции процесса - и спроецировав на них принципы позитивистского детерминизма. НА получила следующую стратегическую рекомендацию. Они должны стать не только второстепенными по важности, но и вторичными по следованию в процедуре (плане) исследований.

Здесь прошел заметный рубеж. Традиционные школы, даже признавая задачу изучения закономерностей культурно-исторического процесса (у американцев "культурного процесса"), отводили ей вторую ступень. Чтобы приступить к ней, надо, де, сначала реконструировать события, конкретную историю, из нее и извлечь закономерности. "Новые археологи" вывернули эту сентенцию наизнанку и поменяли местами ступени: чтобы реконструировать конкретную историю, надо сначала выявить закономерности и реконструировать культурный процесс.
Читать статью

Экспериментальная археология

Археологи недавно начали систематически заниматься ("экспериментальная археология" и "этноархеология"), хотя для этого они вынуждены осваивать методы, далекие от привычного арсенала их процессии. Совсем иную цель преследует Бинфорд и Эразмус. У них речь идет не об установлении фактов палеоистории. а о гносеологической функции этих фактов.

Что же хотят выяснить Бинфорд и Эразмус? Они стремятся объяснить, почему цивилизация майя погибла, не выдержав испытаний; в чем глубинные причины гибели. Миграция отодвигается в ряд случайных, необязательных событий (скорее поводов, чем причин), только оформивших реализацию тех глубинных процессов и тенденций, которые придали ходу развития его основное направление и обусловили результат.

Этих исследователей интересует, собственно, чем вызвана сама миграция (если она была), чем обусловлена неспособность майя противостоять этой миграции (если она была) гносеология, или другим разрушительным силам (если миграции не было) и что это за силы в таком случае. Действительно, эти проблемы важны и интересны, и, ставя их, исследователи выступают как историки (или преисторики).

Действительно, эти проблемы требуют привлечения общих законов "культурного процесса", социологических законов, хотя выдвигаются ли здесь исследователем "гипотезы о законе" или только привлекаются известные законы - особый вопрос. В первом случае сами исследователи взяли бы на себя обязанности социолога (или культуролога, антрополога), во втором - остались бы историками. Бинфорд и Эразмус правы, ориентируя исследование на эти цели (хотя лучше бы добавить: в конечном счете) и отстаивая принципы детерминизма и эксплицитной научности такого исследования.

Сэблоф и Уилли вроде бы не замечают этой цели или, по крайней мере, необходимости специальной методики для их достижения- Однако, упирая на первичность такой работы, Бинфорд и его единомышленники перескакивают через необходимый этап познания, подменяя одно объяснение другим, первичное вторичным, историческое объяснение археологических фактов - социологическим объяснением исторической ситуации. Это извращение естественного логического порядка познания, и уж тут-то правы Сэблоф и Уилли.

На практике эта принципиальная ошибка Бинфорда и его сторонников ведет к отрицанию роли миграций, к нежеланию замечать конкретные миграции, к тенденции подменять внешние факторы, воздействующие на население страны, факторами территориально (но лишь территориально, а не системно) внутренними (экологическими, демографическими и т.п.). Ведь последние всегда есть в наличии, и уже одно это дает повод "процессуалистам" заранее, сходу отбрасывать миграционные версии объяснения археологических фактов. Процессуалисты могут "обойтись" без миграций.

Но ведь жизнь без миграций не обходилась. Между тем случайные по отношению к развитию тех или иных обществ и культур факторы зачастую оказывались решающими в судьбе этих обществ и культур и должны учитываться как таковые в объяснении. Натиска гуннов и монголов не выдержали не только разложившиеся, обреченные цивилизации, но и вполне здоровые, прогрессировавшие культуры.
Археология и эксперименты

Далее

Китайская история

Какой контент размещать на новостном сайте.

Оригинальный сайт о разновидностях спортивного питания и биофармацевтике

Пневматические устройства и гидравлические устройства, гусеничные трактора: тяга

Statyi